Памяти безвинно убитых. Истории прадедов

К месту захоронения жертв сталинских репрессий 1930–50 -х годов в Зауральной роще собрались те, чьи родственники были захоронены здесь.

Текст: Анастасия Шахмуть

Это место некогда носило название «Спецобъект №2 НКВД по Оренбургской области». На территории Зауральной рощи по официальным данным захоронено более 8400 оренбуржцев. 30 лет назад, в июле 1988 года здесь прошел первый траурный митинг. Сейчас к памятному монументу и к крестам, установленным расстрелянным в годы Большого террора, приходят дети и внуки погибших. Но с каждым здесь можно встретить все меньше людей. Возможно не знают историю своих предков, а может просто стараются не думать о темных временах.

Сталинские репрессии затронули многие семьи. Историки и журналисты не раз отмечали, что если сделать таблички с фотографиями репрессированных — получился бы второй бессмертный полк. И такие акции предлагали проводить повсеместно. Чтобы помнить — репрессированные — это были люди абсолютно всех национальностей самых разных возрастов и профессий, которых черный воронок выдергивал из мирной жизни и их казнили. И чаще всего без разбирательств, на основе чьих-то слов и коварных доносов. На телеканале Орен-ТВ помнят родственников попавших под машину террора. Под статьи шпионаж или контрреволюционная деятельность аресты, как говориться без суда и следствия, происходили по всей стране. Из уст моих сотрудников телеканала Орен-ТВ в прошлом году прозвучали истории и имена безвинно погибших. Помним свою историю и сегодня.

Анастасия Шахмуть, заместитель главного редактора Орен-ТВ

“Мой прадед, Антон Васильевич Арабей, был репрессирован в 1938 году в Москве. Он долгое время работал в Харбине, Китае. Был приглашен на работу в Москву. Это стало роковым для его семьи. В 38-ом его забрали ночью и больше его прабабушка и дети не видели, и не знали, что произошло. Даже по запросу в 1965 году получили телеграмму о его реабилитации, но за что его забрали, так и не узнали. Прабабушка и ее дети умерли в 80ы-х. И только в 2008 году с дела сняли гриф “Секретно”. Мы узнали, что тройкой НКВД он был обвинен в шпионаже в пользу Японии, привели в исполнение высшую меру наказания – расстрел. На Тушинском полигоне, там он и захоронен. Такие данные коротко указаны в деле”.

Елена Габбасова, администратор Орен-ТВ

“Каширин Максим Давыдович, это мой прадедушка. Я его никогда не видела. Бабушка рассказывала дочерям, они нам. Это был 1937 год в Дедуровке. По субботам люди ходили в баню. Они вернулись из бани, одели все чистое, сидели, пили чай. Постучали в окно, он, как был в нательном белье, вышел посмотреть, кто пришел. И больше его никто не видел. Он не занимал какую-то должность, не был начальником. Он был простым работником. Нет фотографий его. Есть только документ о том, что он был репрессирован. Только справка”.

Общество Оренбург

ОБСУЖДЕНИЕ

(Ctrl + Enter)